суббота, 6 февраля 2016 г.

Дом Дельвига




Сергею Васильеву
Алексею Ковалеву

В ночном дворе по битым кирпичам
Шел со свечой подслеповатый Дельвиг.
Свои очки он бросил на постели —
Он шел, быть может, Пушкина встречать.

Кто потревожил горестную тень?
В халате зябко на ветру осеннем…
Пропала ночь, пропало Воскресенье,
Ушел навек и наш лицейский день.

«Кто звал меня?..» Дрожит свеча в окне,
В пустом окне полуживого дома,
В чужой ночи, в столетье незнакомом —
В своем посмертном или нашем сне?

Простите, Дельвиг, не держите зла…
Ах да! Вы с ним и дела не имели.
А Пушкин к вам заедет — на неделе,
Вот с ним у вас не кончены дела.

Уводит полночь свой безлунный час,
Вздохнул восток, к рассвету изготовясь.
Но вы не спите — значит наша совесть
И наша боль болит не только в нас.
1986
АВТОРСКИЙ КОММЕНТАРИЙ
Это случилось 15 сентября 1986 года: мне позвонила Шура Р. и сказала, что собираются разрушить Дом Дельвига. Я была обескуражена. А как, собственно, это может быть? Все, что я к тому моменту знала про Ленинград, его памятники архитектуры и всемирную славу, вошло в дикое противоречие с полученной информацией — быть этого не может! Это просто какое–то нелепое стечение обстоятельств, нужно только позвонить «кому следует» — и все встанет на свои места. То есть моя наивность граничила с идиотизмом.
На тот момент я была — никто, мама в отпуске по уходу за ребенком. Уже позже я узнала, что из всех журналистов города, получивших информацию про Дом Дельвига, только у меня хватило глупости влезть в это дело.
Ночь я не спала и соображала, что необходимо сделать. Я додумалась до того, что первый звонок надо сделать в отдел культуры обкома КПСС. С этого в 9 часов утра я и начала. День я простояла перед телефоном (он тогда висел на стенке в кухне, и возле него нельзя было даже сидеть). Последний, с кем я разговаривала, был Борис Борисович Пиотровский, директор Эрмитажа и одновременно председатель Ленинградского отделения ВООПИК. Он говорил со мной очень доброжелательно и сказал нечто в том духе, что мы можем сохранить память о Дельвиге каким-то другим способом. Тут я отчетливо осознала, что все давно согласовано, документы подписаны… и в Ленинграде! в конце ХХ столетия! будет уничтожен Дом Дельвига!
Ночью у мой организм сломался, муж отправил меня в больницу.
Туда ко пришла Шура Р. Я попросила ее купить мне бумагу (школьные тетради) и ручку. Через день Шура пришла ко мне вместе с Алексеем Ковалевым (лидер группы «Спасение», в дальнейшем — депутат Законодательного собрания СПб), они забрали у меня готовый материал и отвезли его в «Смену». Материал вышел под названием «Остановка «Дом Дельвига»…
10.06.2000

Комментариев нет:

Отправить комментарий